Skip to content

История закрытия домовой церкви св. апп. Петра и Павла при больнице им. Эрисмана (1917 – 1922 гг.).

После октябрьской революции 1917 г. началась тяжёлая борьба духовенства и прихожан домовой церкви св. апп. Петра и Павла при больнице им. Эрисмана за сохранение храма. Советская власть в своей антицерковной политике в первую очередь взялась за ликвидацию именно домовых церквей, в частности, находящихся в государственных учреждениях. Их существование нарушало декрет от 23 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», которым воспрещались богослужения в общественно-правительственных учреждениях. В действительности же домовые церкви, с которыми люди постоянно соприкасались в своей повседневной жизни, оказывали большое влияние на их религиозный настрой, поэтому и вызывали протест со стороны новой атеистической власти.

Домовые храмы Петрограда были поставлены под жёсткий контроль районной администрации в лице отделов юстиции и специальных подразделений отделов управления (церковные столы, отделы регистрации обществ и союзов) . Они вели постоянное наблюдение за деятельностью этих церквей. Так, 24 декабря 1918 г. по требованию власти контора больницы им. Эрисмана предоставляет опись имущества больничной церкви, имеющей исключительно богослужебное значение . Также в декабре в отдел юстиции церковь предоставляет данные о наличии при ней капитала в размере 20775 рублей.

13 мая 1919 г. в церкви Петра и Павла было проведено общеприходское собрание, на котором была образована церковно-приходская община. Председателем её стал о. Иоанн Чокой (был настоятелем храма в 1917-1921 гг.), также был избран совет общины в составе 15 человек и утверждён устав церкви . В июле Петропавловская церковно-приходская община обращается в юридический отдел Петроградской стороны с просьбой утвердить устав и общину в правах, предоставленных Советской Республикой религиозным обществам . Речь шла о декрете Народных Комиссаров о правах верующих организовываться в церковные общины.

Однако в это время начинаются первые серьёзные испытания в жизни храма. Очевидно в конце весны – начале лета 1919 г. в администрацию больницы было сообщено о том, что Петропавловская церковь подлежит закрытию, так как 4 июня 1919 г. в Городской отдел юстиции поступает ходатайство из больничной конторы с просьбой разрешить проводить богослужения в больничном храме . В качестве основания для сохранения храма приводится наличие в церкви большого прихода: « Постоянное число больных в больнице колеблется от 1300 до 1500 человек, из них подавляющее число лиц православного вероисповедания, желающих присутствовать на церковных богослужениях. Больницу также обслуживает штат служащих в количестве от 1520 до 1550 человек» . Поскольку основным условием для сохранения церкви было наличие у неё изолированного помещения для богослужения, делается попытка доказать, что Петропавловская церковь является «не совсем» домовым храмом: «Хотя церковь при больнице отнесена к домовым церквам, но в то же время она посещается посторонними молящимися, а не исключительно больными и служащими больницы и притом в таком большом количестве, что по справедливости и на основании всех изданных совнаркомом декретов о свободе вероисповедания и отправления церковных служб имеет законное право на своё существование» . Однако в глазах советской власти востребованность храма была напротив главным аргументом для его скорейшего закрытия. Ответом на это ходатайство администрации больницы стало предписание отдела юстиции от 6 августа 1919 г. о том, что церковь подлежит ликвидации: «так как церковь не находится в отдельном здании, ни в обособленном флигеле, то она подлежит ликвидации. Больные могут устраивать молитвенные собрания, приглашать священника, а администрация должна отводить для этого помещение. Иконы не могут быть оставлены в палатах, но больные могут иметь у кроватей свои образа » . Таким образом, 6 августа 1919 г. Петропавловская церковь была закрыта в первый раз.

Больными это событие было воспринято как недоразумение, произошедшее от непонимания властями той роли, которую играет церковь в жизни больницы. Имея живую потребность в посещении храма, в церковной молитве, они обращаются к церковному совету с просьбой заступиться за них перед властью. Обращение больных проникнуто скорбью о закрытии храма, надеждой на сочувствие со стороны власти: « В один из воскресных дней мы, больные, собравшись помолиться в имеющемся при больнице храме, были глубоко опечалены, когда дойдя до входа, нашли его закрытым по распоряжению властей во исполнение декрета Народных Комиссаров. Теперь мы остались без храма. Где же мы больные найдём себе утешение? Где мы сможем теперь помолиться об исцелении наших немощей и болезней. Куда же мы пойдём изливать свои горести и печали как не в храме к подножию Креста Того, кто Сам всю жизнь страдал и учил в горе и несчастье прибегать к Нему и находить себе утешение. Ведь мы больные, почти все христиане, большая часть нас считает себя православными. Мы с детства привыкли к посещению храма и в жизни стремились руководствоваться учением Христа. И вот храм, где проповедовалось это христово учение закрыт. Мы лишены возможности слушать слово истины христовой, нам теперь негде удовлетворить свои религиозные потребности, негде излить свои религиозные чувства. Некому нам теперь прочесть «Золотую Книгу» и разъяснить смысл прочитанных слов. Много из нас неграмотных, много из нас таких, которые если не прикованы болезнью к койке, то на долгое время принуждены оставаться в стенах больницы. Неужели же в это время мы так и останемся без утешения? Как это тяжело для страдающего телом, а главное душой. Всё это принуждает нас просить церковный Совет обратиться с ходатайством к властям об открытии храма, куда мы могли снова стекаться искать себе утешения и у подножия Распятого изливать свои несчастья, и находить опору в дальнейшей жизни» . Под этим письмом оставили свои подписи не менее 100 человек больных. По их просьбе 20 августа 1919 г. уполномоченные от верующих храма направляют в юридический отдел Петроградской стороны ходатайство об открытии храма . В нём указывается на возросшее количество больных – посетителей храма, на умиротворяющее действие богослужения на душу больного человека, на то, что храм в больнице является могучим подспорьем в деле врачевания. Снова делается попытка вывести Петропавловский храм из разряда домовых церквей: «То обстоятельство, что храм при нашей больнице является помещением обособленным, если не считать общего парадного хода, вселяет во всех нас надежду на полное удовлетворение нашего ходатайства о сохранении его в занимаемом им ныне помещении и о немедленном разрешении совершать церковные богослужения» . 9 сентября 1919 г. по просьбе больных в отдел юстиции с той же просьбой обращается уже администрация больницы . Все эти усилия не прошли даром и в сентябре 1919 г. указ о закрытии храма был отменён после осмотра церкви комиссией, признавшей её памятником искусства и старины .

Но уже в конце 1920 г. требования о закрытии Петропавловского храма возобновляются. 21 декабря 1920 г. от администрации больницы им. Эрисмана в срочном порядке потребовали сообщить совершаются ли богослужения в церкви, по каким дням и на каких основаниях . Спустя несколько дней конторой больницы было получено распоряжение от 24 декабря 1920 г. о прекращении богослужений под строгую ответственность администрации . Больные и служащие больницы ответили на это ходатайством от 27 декабря о снятии нового запрещения с храма: «По своему положению как часть домового помещения храм совершенно изолирован от больных и служащих: имеет совершенно отдельный ход. С другой же стороны в этом здании помещается приёмный покой и нет постоянных больных и таким образом по своему расположению совершенно удовлетворяет всем требованиям необходимым для существования домовых церквей. В моральном отношении закрытие храма является большим и очень тяжёлым лишением и даже тормозом для правильного лечения, так как удовлетворение духовных потребностей создаёт благоприятную почву для более сильного врачебного влияния, в положительном смысле. Кроме того больница имеет свыше тысячи служащих из них многие семейные, которые привыкли обращаться за удовлетворением своих религиозных потребностей к больничному храму как к своему приходскому, а потому прекращение богослужений является для них неожиданным и тяжёлым лишением и насилием над их религиозной свободой» . Это ходатайство осталось без ответа, но и распоряжение властей о закрытии храма выполнено не было. Благодаря этому богослужения в Петропавловской церкви совершались ещё чуть больше года.

9 декабря 1921 г. от администрации больницы вновь потребовали сообщить функционирует ли в здании церковь . Надеясь любыми путями сохранить храм, был дан ответ, что церковь открыта и богослужение совершается с разрешения отдела юстиции , которого в действительности не было. Тогда причту церкви была выслана повестка с требованием явиться к заведующему церковным столом 21 декабря 1921 г. с соответствующими документами на право пользоваться помещением церкви и совершать в нём богослужение . Поскольку таких документов не было, 23 декабря 1921 г. издаётся акт о закрытии церкви и начале ликвидации её имущества . Более того, 28 декабря того же года зав. районным отделом управления подаёт заявление в народный суд о привлечении к ответственности причта и администрации больницы за противодействие закрытию храма .
Однако верующие не собирались сдаваться: в администрацию направляются всё новые и новые ходатайства. 27 декабря 1921 г. – просьба оставить в больнице богослужебные предметы для удовлетворения нужд верующих .29 января администрация больницы просит разрешить открыть храм на Рождественские праздники, на что был дан отказ, обоснованный недопустимостью богослужений в общественно-правительственных учреждениях . Тогда было решено попытаться перенести церковь в часовню, которая находилась на территории больницы. Сначала эта просьба была отклонена, но затем дело пересмотрели и 5 мая 1922 г. было дано разрешение на проведение богослужений в часовне .

И всё-таки ещё несколько раз храм открывался. Священнику Михаилу Гремячевскому (настоятель Петропавловской церкви с 15 сентября 1921 г. до её закрытия) было разрешено проводить заупокойную литургию по профессору Троицкому в течение 40 дней с 12 января по 22 февраля 1922 г. . Вскоре о. Михаил просит открыть храм вследствие крайней необходимости заготовления Св. Даров для причащения больных . Просьба была удовлетворена, и 18-19 марта в церкви больницы были отслужены Всенощное бдение и Литургия, а уже 27-29 марта – заупокойные обедни по усопшему профессору Педенко . На собрании прихожан храма 4 апреля 1922 г. было решено ходатайствовать об открытии храма для богослужений в Страстную неделю и Святую Пасху (7-23 апреля) . Сначала разрешение на это было выдано, но затем по требованию отдела управления губисполкома оно было аннулировано: «Учитывая настроение района, а также настоящий момент, который требует выдержать твёрдую линию всех распоряжений в связи с изъятием церковных ценностей, отдел управления не может допустить исключении для церкви при больнице Эрисмана» . 11 апреля 1922 г. Петропавловская церковь была окончательно закрыта на общих основаниях .
Церковные ценности из храма изымались 6, 29 марта, 10,20 октября 1922 г. . Они были приняты частично губернским финансовым отделом, частично оставлены для нужд больницы . Часть церковного имущества «не представляющего особо никакой ценности» была передана в Собор св. ап. Матфея, в котором служил о. Михаил после закрытия Петропавловской церкви. Пять колоколов больничной церкви были приняты заводом им К. Маркса в 1923 г.

3 июня 1922 г. инвентарь ликвидированной церкви было разрешено перенести в часовню, освободившееся же помещение храма приспособлялось под больничную палату .

Список источников и литературы:

• Центральный Государственный Архив Санкт-Петербурга. Ф. 151.
• Черепенина Н.Ю., Шкаровский М.В. Православные храмы Санкт-Петербурга 1917-1945 гг. Справочник. СПб.: Русско-Балтийский информационный центр БЛИЦ, 1999. 366 с.
• Шкаровский М.В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущёве. М.: Издательство Крутицкого подворья, Общество любителей церковной истории, 2005. 423 с.

Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterShare on Google+Email this to someone